Экс-мэр Луганска Евгений Бурлаченко: «Я был не политиком, а бригадиром»

24.11.2006 / Политика / Просмотры: 3512
Молодогвардеец

Экс-мэр Луганска и уже экс-полковник СБУ Евгений Бурлаченко исчез из местной политики сразу после проигрыша мартовской кампании 2006 года. Евгений Дмитриевич, избрание которого в 2002 году стало большой неожиданностью для многих, принял власть от тогдашнего секретаря совета Владимира Пристюка, руководившего городом вместо незаконно свергнутого мэра Анатолия Ягоферова. Хотя четыре года работы Бурлаченко на посту городского головы оценивают неоднозначно, на полковнике приостановилась недобрая луганская традиция свержения мэров.

В конце 2004-го в новогоднем обращении Евгений Бурлаченко процитировал знаменитую песню «Гринджол», и уже в январе разочарованные сторонники Виктора Януковича и Витренко принесли к зданию горисполкома гроб с гнилыми апельсинами. Евгения Дмитриевича обвиняли в разбазаривании земли и коррупции, а его команду — в плетении интриг и нечистоплотности.

В 2006 году действующий мэр Бурлаченко пошел на повторные выборы, но, судя по вялости его кампании, складывалось впечатление, что он устал и принимает участие в выборах только из-за каких-то обязательств. Сейчас Евгений Дмитриевич избегает публичных мероприятий. Он не захотел принимать участие в торжествах, посвященных Дню города, хотя его и приглашали. «Зачем кривляться? Я не политик. И не хочу видеть многих людей», — рассказывает он. О том, чем занимается сейчас, Евгений Дмитриевич не распространяется: «Формально я пенсионер, — говорит бывший мэр. — Средства на жизнь у меня есть и были всегда. Ни в какую политику лезть я не собираюсь. О реванше не мечтаю»

В первой декаде марта 2006 года тогда еще мэр Бурлаченко уволился раньше срока из СБУ. «После должности городского головы я не хотел идти на рядовую работу. Я бы болтался там, и все думали, что я зарабатываю дополнительную пенсию — на 2 — 1,5 тысячи больше. Я не хотел, чтобы меня считали мелочевщиком», — сказал Евгений Дмитриевич.

Кто бы выбрал «оранжевого предателя»?

— Евгений Дмитриевич, начнем с нашего традиционного вопроса. Куда после выборов деваются политики, обещавшие избирателям золотые горы?

— Это вопрос скорее нравственности. Есть две расхожие истины: «политика — грязное дело» и «грязной политику делают политики». Я не согласен ни с одной из них. Я еще с 2002 года как черт от ладана шарахался от определения «политик». Я считал себя бригадиром, которого люди наняли на четыре года управлять городом. А политика… В последнее время я вообще не могу смотреть на эти говорящие с экранов физиономии. Они считают себя политическими игроками! Ты играйся дома в мячик, а не судьбами людей. У нас пропала в лучшем смысле слова — аристократия, аристократия духа. Меня тоже могут упрекать в том, что я чего-то не сделал. Но никто не скажет, что я пообещал и даже не попробовал сдвинуть какое-то дело с мертвой точки.

— Но ведь вы тоже что-то обещали избирателям. У вас была предвыборная программа. Что из нее вам удалось выполнить за 4 года?

— За все, что я обещал избирателям, я брался, засучив рукава. Но я не мог поднять коммуналку. Ни один человек в мире ее здесь не поднимет.

До конца ничего не доведено. Можно ли за 4 года отремонтировать полностью 5 миллионов квадратных метров дорог? Нет. Я дал толчок, я начал этот процесс. Я помню один свой разговор с Александром Ефремовым, когда тот еще губернатором был. Я говорил ему: «Моя цель в этом городе — поставить планку достаточно высоко, чтобы тому, кто придет следующим, было стыдно идти назад». Но Александр Сергеевич ко всему подходил по-комсомольски, он сказал: «Если взял власть, ты ее не упускай. Он эту твою планку об колено поломает». Но не так все просто. Какими бы мрачными ни были нынешние времена, некоторые вещи назад уже не отыграешь. На народ плевать просто так нельзя. Потому что будет Майдан. Либо один, либо другой.

— Почему вы проиграли выборы? Готовы ли вы признать ошибки своей кампании? И в чем они, на ваш взгляд, состояли?

— Дело не в моей кампании. Я считаю, что все делается на небе. Как после того, что происходило здесь в 2004 году, можно было рассчитывать на то, что «оранжевый предатель Донбасса Бурлаченко» станет мэром? За два с половиной года до мартовских выборов мы получили результаты социсследования. Серьезного, а не такого, как в газетах публикуют. Так вот, меня полностью поддерживали и позитивно относились к моей деятельности 54% жителей города. После президентских выборов, конечно, пошел спад. Но я вот что вам скажу. За 2 дня до выборов в пятницу мне позвонили из той структуры, к которой я имел отношение, и сказали, что я на первом месте. А у них методика исследований с погрешностью всего в 1%, а не в 4, как принято в социологии. Я не знал, что думать в этот момент. Второй срок мне не нужен был. Я бы и не делал никаких движений, если бы не команда, которую я не хотел подвести. На этой должности в окружении регионалов я бы долго не проработал. Пришлось либо делать то, что им хочется. Либо…

— Вы хотите сказать, что выборы мэра Луганска были сфальсифицированы?

— Я ничего не утверждаю, у меня нет доказательств. И не собирался доказывать никогда. Да, мне приводили конкретные факты и говорили: давай вперед, доказывай. Во-первых, я знаю, что это недоказуемо. А во-вторых, я не хотел, чтобы в городе продолжилась нездоровая традиция, как с Даниловым и Ягоферовым.

Главное достижение нашей команды — либеральное отношение к земле

— Ваш преемник Сергей Кравченко очень часто говорит о «тяжелом наследии», доставшемся от вас. Как вы оцениваете такие заявления?

— Неприлично критиковать тех, кто был до тебя. Как ни грязно проводил кампанию против меня Владимир Пристюк, я слова худого о нем не сказал. Хотя мог и не только сказать. А что касается «тяжелого наследия», так я считаю самым большим достижением своей команды то, что мы либерально относились к аренде земли и помещений. Мы развивали средний класс. Если его не будет, у нас все будет серое и в руинах. Потому что у города нет денег. Пусть приходит хозяин и строит.

— Но ходили более чем убедительные слухи о коррупции при выделении разрешений на аренду и о существовании черного рынка земли…

— Коррупция была, есть и будет. Это из бедности. У государства нет средств на серьезные антикоррупционные мероприятия. Почему-то и политики, и журналисты забывают о том, что у нас есть закон об обращениях граждан. И о том, какие серьезные проблемы возникнут у чиновника, если он откажет кому-то в предоставлении участка на незаконных основаниях. Не спорю, кто-то брал в аренду землю, чтобы ее перепродать. Но большинство просто заходит и строит. В таких сферах, как архитектура и земельные отношения, трудно проконтролировать, кто, кому и что. При принятии земельных решений мы руководствовались одним принципом: не противоречит ли оно логике развития города? Я всегда считал, что даже простенькая кафешка лучше развалюхи.И еще подумайте сами: если землю получают очень многие предприниматели, то это значит, что за нее не брали взяток.

Вторая моя четкая позиция, которую я отстаивал, это то, что как Украину, так и Луганск могут спасти только инвестиции. Мне смешно слушать, когда сейчас говорят, что мы все можем сами или с Россией — прямо только Россия и думает о том, чтобы нас под крыло взять. Инвестиции в польский Люблин — город с таким же населением, как у нас — соизмеримы с инвестициями в Украину!

Регионалы похоронили первый договор с «Дуссманном»

— Кстати, об инвестициях. Немецкая фирма «Дуссманн» зашла в Луганск еще при вас. Но потом с договором случилась какая-то темная история. Он по неизвестным причинам не вступил в силу. Мэр Кравченко от сотрудничества с фирмой не отказался, но заявил, что ваш договор был плохой, а его — хороший… Прокомментируйте!

— Сергей Иванович из тех, кто любит показывать назад. Я не знаю, какой там «хороший» у него договор, но во дворах как было грязно, так и осталось. Кроме договора, нужен жесткий контроль, а его нет. Мне еще непонятно, почему мы договаривались, что будут инвестиции, а сейчас их нет? «Дуссманн» просто создает себе техническую базу. А с тем договором, который пытались заключить мы, случилось следующее. Когда у нас был еще протокол о намерениях, в дело включилась группа из Партии регионов в горсовете. Они подали протест на решение исполкома в прокуратуру. Городская прокуратура заняла позицию очень странную. В результате договор не состоялся. Хотя протест прокурора потом был оспорен в Ленинском суде — исполком имел право принимать такое решение. Но мне не захотелось подводить Дуссманна — человек начнет вкладывать деньги, а потом ему подножки подставлять будут. С другой стороны, у нас в том договоре была заложена бомба для инвестора. В течение дня можно было разорвать договор совершенно безболезненно для города.

— Что в том договоре так не понравилось регионалам?

— Говорили, что мы влезаем в кредит на 40 миллионов долларов. У «Дуссманна» есть большой процент в международном фонде. Они предложили нам на 10 лет под полтора процента и без залога 40 — 50 миллионов с рассрочкой. На эти деньги нельзя было строить только рестораны и казино. А все остальное — пожалуйста. Вы представляете, какой скачок можно было сделать? Один из руководителей «Дуссманна» тогда говорил: «Если мы войдем сюда, мэру не нужно тратиться на кампанию, его сразу изберут».

Мы еще в 2002 году поняли, что нужно повышать квартплату. Чтобы снять напряжение, мы предполагали взять большой кредит в банке под низкий процент и объявить о повышении цен, тогда, когда был бы уже расписан каждый подъезд, каждая крыша. Человек бы через неделю увидел, за что он платит. На тот период нам бы помог Дуссманн. Но… А сейчас я смотрю, вроде бы и «Дуссманн» в городе, но месяц проходит, а результата нету. Одно дело одеть людей в оранжевые робы, а другое — получить результат.

— Договор сорвали из-за того, что боялись вашей победы на выборах?

— Без комментариев.

— Еще о старых темах. Почему Луганский горводоканал до сих пор не вернулся в муниципальную собственность? И как вас заставили его отдать в область?

— Тема старая. Когда Янукович еще в первый раз был премьером, предполагалось на юго-востоке Украины укрепить водоканалы. Под крупные акционерные предприятия с централизованным управлением, как при советской власти, можно было получить большие международные кредиты. Поэтому захотели наш горводоканал. Мне же приходилось сильно балансировать между областной властью, чтобы не превращаться в марионетку. Я поначалу сопротивлялся. А потом понял, что это тема не моя, а государственная. На тот период смысла не было держать его в городе. Под это укрупнение горводоканалу давали сотни миллионов. Мы отдали, потом грянула революция. И ничего не произошло. Ни инвестиций, ни предприятия. Мы приняли решение на сессии, и облсовет, как ни сопротивлялся, но отдал. Мне Тихонов говорил, что вы через суд все это можете решить. Вся база для возврата предприятия в город есть. Почему новый мэр не хочет его брать назад, я думаю, понятно.

— В бытность городским головой вы создали в районах свои администрации. Новая власть их упразднила и передала больше полномочий в райсоветы. На ваш взгляд, Луганску нужны райсоветы?

— А вы знаете, что идея создания райадминистраций принадлежит Виктору Николаевичу Тихонову! Потому что на дух не переносил всех председателей райсоветов, кроме Валентина Антипова. Этот процесс начался еще при Януковиче. Тогда говорили о создании так называемых коммунальных администраций. Мы пошли дальше и отдали им еще и гуманитарку. Я считаю, что райсоветы нам не нужны. У нас не такой большой город. Когда экс-председатель Артемовского райисполкома Надежда Чернова заявляла, сколько мы тратим на администрации, я отвечал, а кто посчитает затраты на райсоветы и исполкомы? 100 — 150 человек без полномочий! Они ж ничего не делают вообще. Администрация — это компактная власть. Для того, чтобы попетрушить мэра, есть горсовет. Если же мэр и райсоветы — не одна команда, то все время будут трения между городом и районами. Кому нужно в разборках этих участвовать? Я мог поруководить Черновой? Нет!

Толчок городу

— Так получается, что у нынешнего мэра идеальная ситуация. У них команда — начиная от правительства до райсовета!

— Подождите. Мы еще не одной зимы не пережили! Почему за все лето мы не увидели ни одной траншеи, которая свидетельствует о подготовке к зиме? У нас каждое лето по Артемовскому району проехать нельзя было — менялись теплотрассы. И если эта зима пройдет без серьезных происшествий — это будет в большой степени наша заслуга. Я все делал от чистого сердца, я самолюбивый и честолюбивый. Мне стыдиться абсолютно не за что. Мы дали толчок этому городу. И то, что Кравченко делает дороги, это наша заслуга. Потому что он не может этого не делать. То же «Метро» полдороги по улице Советской сделало. Сколько мне бороться пришлось, чтобы они зашли. У нас не велись разговоры под столом. Пожалуйста, бери, только давай городу. Кто Кравченко знает в «Метро»? Оптовый центр к выборам был уже готов.

— На ваш взгляд, Сергей Кравченко доработает свой срок до конца?

— Я противник снятия мэров. Пусть покажет себя. Если у него что-то получится, я пожму ему руку. Единственное, что я могу ему пожелать, — не надо плевать в предшественника, который дал тебе толчок. Без «тяжелого наследия» ты б ничего не сделал. Перерезать бы ленточки было не на чем.

// Яна ОСАДЧАЯ

Распечатать Нашли ошибку?



Комментарии







Архив новостей Луганска





 

Наверх

Новости Луганска - самая полная и оперативная лента новостей Луганска и Луганской области. Мы обрабатываем все источники луганских новостей, чтобы предложить луганчанам наиболее интересные и качественный новости. Мы даем наиболее полную картину жизни города Луганск. У нашей базе новостей Луганска десятки тысяч новостей за несколько лет. Ежедневно в ленте появляются новости власти, политики, спорта, образования и медицины Луганска. Мы следим за бизнес-процессами в Луганске и информируем читателя о всех собятиях. Мы оперативно доставляем информацию у луганской “Заре” - все матчи, отчеты, голы, фото и видео. Мы работаем круглосуточно, чтобы вы получали оперативные новости о Луганске.